?

Log in

Коммьюнити о времени короля Фридриха Велик's Journal
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends]

Below are the 6 most recent journal entries recorded in Коммьюнити о времени короля Фридриха Велик's LiveJournal:

Sunday, January 15th, 2017
10:01 pm
[redshon]
Friday, January 6th, 2017
2:32 am
[redshon]
255 лет вступлению на русский престол представителя последней династии - Голштейн-Готторпов
Оригинал взят у nosikot в 255 лет вступлению на русский престол представителя последней династии - Голштейн-Готторпов

В этот день в 1762 на престол вступил Пётр III - внук Петра 1-го, по дочке - первый Голштейн-Готторп, но по династическому договору был признан Романовым (именно по этой причине Готский альманах был запрещен в России - правду писал)...
Процарствовал он полгода, после чего был свергнут своей женой и гвардией, погиб вскоре от

Read more...Collapse )


Sunday, October 9th, 2016
5:36 pm
[redshon]
А.В.Суворов в Семилетней войне (1756 -1763)
Originally posted by sergeytsvetkov at А.В.Суворов в Семилетней войне (1756 -1763)

Александр Коцебу. Битва при Кунерсдорфе, 1848 г.

Первые три года Семилетней войны Суворов в составе Казанского пехотного полка находился в Прибалтике в войсках, подчиненных фельдмаршалу А.Б.Бутурлину. Несмотря на близость района боевых действий, работа ему была поручена чисто тыловая – формирование резервных батальонов. Должность спокойная, негромкая. Сколько желающих занять ее нашлось бы в действующей армии, а вот, поди ж ты – досталась она Суворову!

Read more...Collapse )




Saturday, November 1st, 2014
10:43 pm
[anissimovm]
Воспоминания прусского офицера Христиана Вильгельма фон Притвица. Пересказ
Оригинал взят у anissimovm в Воспоминания прусского офицера Христиана Вильгельма фон Притвица. Пересказ


Одним из источников в моей книге были воспоминания прусского офицера. Вот эти:
Prittwitz C. W. von. «Ich bin ein Preuße…». Jugend und Kriegsleben eines preußischen Offiziers im Siebenjährigen Krieg. Paderborn, 1989.
Буквально: "Я пруссак..." Юность и военная жизнь одного прусского офицера в Семилетней войне.
В скобках начало прусской патриотической песни 19-го века, ставшей затем гимном , как говорили в советское время,"в песне поётся": о гордости прусского подданного самим этим фактом, верности своему королю и непоколебимой стойкости в бою и вообще.
Публикаторы отнесли всё это к Притвицу, хотя его мемуары без патетики - человек делал свое дело и служил, как положено немцу на королевской службе.

Я использовал только краткую часть его мемуаров, но они сами по себе интересные. Мемуары изданы в 1989 г. впервые, и это здорово - потому немцы набрали их нормальным своим языком и, самое главное, обычным шрифтом, не готикой. Напечатано это на ротапринтах в виде нечто среднего между брошюрой и книжечкой в простой бумажной обложке.

Ну вот я решил - а чего бы просто не пересказать их, много ли людей у нас вообще читали мемуары прусских участников Семилетней войны? Перевести их я бы не смог, даже если бы не имел других дел - немецкий для меня чужой язык, могу понять смысл текста, смотря в словарь. Мемуары я прочел и понял, сейчас буду вспоминать, заглядывая в саму книгу.
Потому будет как в анекдоте, где "мне Мойша напел".

По частям, конечно, будет писаться. Это только начало. Продолжение - моём ЖЖ.

Итак.

Начинает Христиан или Кристиан (Christian), кому как нравится, Вильгельм Притвиц, с пояснения своим детям, что он хочет описать свою жизнь и то, как Бог вёл его через неё, спасая там, где он много раз должен был погибнуть.

Родился он в 1739 г. в Силезии, то есть тогда еще в австрийских землях, в лютеранской семье. Отец его был офицером на службе у маргкрафа Байрейтского, мать, судя по фамилии, из поляков (Силезия же). Родители воспитывали детей в протестантской строгости, регулярно все ходили в церковь, Притвиц вспоминает, какой радостью да него было получить в 8 лет сборник псалмов, и как он хотел отдать всю жизнь служению Христу.

Воспитывали их строго, как я уже отметил, но семейное воспитание было еще ничего, а вот в школе наставник был свиреп - Притвиц и другие дети постоянно получали от него кулаком в лицо, и не раз кровь из носа забрызгивала их книги...
Поэтому он не любил учиться, замыкался в себе и искал уединенности, родители о таком воспитании ничего не знали.

Притвиц помнил и Силезские войны - через Силезию ходили войска, и маленькое хозяйство его отца трещало по швам от постоянных реквизиций, постоев солдат и просто грабежей. Он запомнил больше всего нерегулярных венгров, изрыгающих ругательства на своем языке, бурно жестикулирующих - он дрожал от ужаса и эти картины навсегда врезались в его память как одно из ярчайших воспоминаний его детства.
Отец на всякий случай отправил мать со старшим сыном подальше от всего этого, а сам с другими детьми (5 или 6, не знаю, считает ли Притвиц себя) остался. Солдаты врывались в дом, круша двери и требовали, угрожали, ругались. Отец Притвица молился и был спокоен и благодушен. Солдаты часто смущались от этого и просили уже просто только поесть.
Отец заранее выстраивал в ряд своих детей в старых рваных одеждах, давал им кусок сухаря, посыпанного солью, в руку и говорил воякам, что ему ничего дать, его дети и так голодают. Дикие венгры сразу стеснялись своего поведения, брали детей на руки, сажали их в седла своих лошадей.
Конечно, у них были не только кусочки хлеба, но жили они действительно небогато, ни кофе, ни вина не могли позволить, но это помогло Притвицу потом легко адаптироваться к армии, где было аскетичнее, чем дома.
Бывало и такое, что отца едва не убил пьяный гусар в дверях его дома, но тогда все обошлось.
Отец его умер, когда Притвицу еще не было и 11 лет, в 1749 г., на 49-м году жизни, от истощения и невзгод, завещав своим детям перед последним вздохом не грешить, всегда помнить о Боге и относится к их матери с почтением и послушанием. А матери - "ей было где-то 36, когда он очень тихо помер". Все переживали, плакали.
Наследовал дом сын отца от первого брака, и это означало, что вдове и детям нужно было переезжать. Они уехали в соседний город Намслау и сняли там себе жилье. Но квартира матери была недостаточна для всего семейства, и Притвиц, его брат Каспар и их преподаватель жили в другом месте в городе, что означало, что их учение вообще превзошло все мыслимые рамки для суровости, Притвиц даже хотел бы побыстрее умереть.
Но продолжалось это недолго, воспитатель уехал куда-то в Вену.
Мать в 1750 г. вышла замуж, ибо одной женщине с детьми не прожить. За какого-то тамошнего мелкого помещика, владельца деревни Якобсдорф, куда они и переехали.
У них появился новый учитель, кандидат богословия, о котором Притвиц сохранил очень добрые воспоминания, но, к его крайнему сожалению, постоянно болевший учитель вынужден был через год уволиться по здоровью.
Потом был студент (опасный для души!), потом еще какой-то пиетист, первое причастие, в общем, мало-помалу Притвиц подошел к 16 годам, а его брат Каспар - к 14,5.
Их спросили, что они планируют делать дальше в жизни - учиться или армия?
Они хотели учиться богословию, это было их любимое, но. взвесив все, как бедность, так и недостатки своего образования, они сказали - армия так армия.
Вся родня стала выбирать им полк. В итоге у кого-то был брат в полку герцога Бевернского, который служил у него адъютантом и герцог его очень ценил. В 1754 г. в Силезии были учения, и герцог с полком там ожидался.
Родственник со своим братом представили их герцогу, тот был мил (Притвиц заметил, что Каспар больше приглянулся ему, так как обещал вырасти в хорошего вояку), и сказал, что они еще пока молоды и дал им отпуск на год, дав им отпускное свидетельство для проезда в их деревню, которое Притвиц приводит полностью, но на имя младшего брата, свое, вероятно, у него не сохранилось. Но теперь они уже были на службе, пошел срок.

Они вернулись, вытащили саксонские мушкеты, которые их отец как-то купил у проходивших мимо солдат разгромленной саксонской армии, и они с ними тренировались.
Он пишет еще о нескольких событиях, когда он чуть не погиб просто так в это время, но, понятное дело, что всё обошлось

Осенью 1754 г. их неожиданно, вопреки прежнему приказу, вызвал в Штеттин к полку герцог Бевернский...

Оставим пока братьев готовиться к неожиданному расставанию... Если бы знал юный Каспар Фридрих, что больше он не увидит свой дом и родных...

Monday, April 29th, 2013
11:20 am
[redshon]
Из “КРАТКОГО МАРШРУТА АРМИИ ОТ ВИСЛЫ ДО ОДЕРА” О СРАЖЕНИИ ПРИ д. КУНЕРСДОРФ
19 июля. Генерал-лейтенант граф Румянцев от оставленного при реке Висле для прикрытия королевства Прусского особливого корпуса к главной армии в город Кросен прибыл и команду над второю дивизиею принял.
31 июля. Вдобавок к прежде сделанным на реке Одере понтонным мостам наведен еще один мост выше объявленных мостов по реке Одеру подле сделанного сего июля 27 дня редута.
Неприятель со всею армиею, перебравшись на здешнюю сторону реки Одера, показывал своим движением, яко-бы он того дни атаковать хочет, и уже несколько эскадронов кавалерии весьма близко подъезжали к нашему левому крылу, а вся армия заходила против нашего фрунта позадь лежащего пред оным леса. Все тяжелые и легкие обозы переправлены по часто упоминаемым понтонным мостам за реку Одер и установлены вагенбургом.
В расположенном при местечке Любусе близ Франкфурта прусской армии лагере посланными от нас партиями усмотрено, что оная июля на 31-е в ночи действительно начинала перебиратца по сделанным вниз по реке Одер при деревне Буден пяти мостам на нашу сторону и следовала на деревни Гериц и Фрауендорф, при которых и остановилось, ожидая приближения протчих войск, а в 2 часа пополудни к левому нашему крылу приближилось не малое число кавалерии и заняла все имеющиеся высоты за прикрывающую наш левой фланг речкою, при чем с легкими нашими войсками оружейные перестрелы были; примечено ж тогда, что неприятель искал переходов чрез упомянутую речку, чего для командующим генерал-аншефом и кавалером графом Салтыковым приказано как находящиеся при мельницах мосты разбросать и лежащую пред фрунтом нашим деревню Кунецсдорф сжечь.
Прусская кавалерия в сражении при Кунерсдорфе 1759 г.1 августа Ожидаем был неприятель от нас в прежнем нашем установлении а утром в 9 часов поставил оной на высоких местах две батареи, под прикрытием которых кавалерия и пехота дефилировала под лесом к нашему левому крылу колоннами. В то время несколько выстрелено из пушек с обеих сторон, только неприятелю за многими возвышениями большего вреда причинить было не можно, зачем и стрелять перестали, а ожидали непоколебимо неприятельского приближения. В половине 12 часу построился неприятель в ордер-де-батали против нашего левого крыла, учредя против оного 9 сильных батареи, зачал производить неумолкаемую пушечную пальбу, а пехота в 12 часов, под прикрытием толь жестокого с батареи их огня. дыму и пыли. спустились из лесу весьма скоро в лежащей подле левого нашего крыла буерак колоннами и поднявшись атаковала с крайнею жестокостию гранодерской полк формированного корпуса и оной с места сбила; в кое время командующий сим корпусом генерал-порутчик и кавалер князь Голицын тотчас того ж корпуса Третьему и Пятому мушкатерским полкам новую линию против неприятеля сделать велел и потом Четвертому и Первому то ж учинить приказано. Но подновляемыми неприятель свежими силами и оных с места сбил, что усмотря, главнокомандующий генерал и кавалер немедленно генерал-порутчику Панину приказал оных подкрепить, которой, взяв из 2 линии второй дивизии При бригадире графе Брюсе гранодерской полк, а австрийским генерал-порутчиком графом Кампители гранодерские германских полков роты подведены, на подкрепление коих с генерал-лейтенантом Паниным Белозерской и Нижегородской полки приступили ибо более двух между ретранжаментом, куда неприятельское главное стремление шло, установить было не можно, а за ими Санкт-Пегербургской и Новогородской подведены ж а австоийские гранодерские роты подкрепляемы были того ж корпуса Лаудоновым и Баден-Баденским полками, которые в близости находились и жесточайшей огонь претерпели, и неприятеля во успехах несколько постановили.
В самое сие время неприятельская кавалерия в ретранжамент вошла, которая нашею под предводительством генерал-порутчика графа Румянцева и австрийскою, под командою генерал-фельдмаршала лейтенанта барона Лаудона, опровергнута и прогнана, после чего из первой дивизии 1 гранодерской и Азовской полки с генерал-майором князем Волконским к подкреплению других приспели и по сильному на неприятеля устремлению оного несколько в помешательство привели.
Карта сражения при Кунерсдорфе. 1759 г. Вид на овраг Кугрунд с северной стороны Вид на Грос Шпицберг со стороны деревни Кунерсдорф Подлинник знаменитого письма Фридриха кабинет-министру Финкельштейну от 12 августа 1759 г., где он, после битвы при Кунерсдорфе, сообщает, что у него осталось лишь 3000 солдат из 48000, что все потеряно и, что гибель своей страны он уже не переживет.
В сие время неприятель покусился колонною взад ударить для отрезания подкрепляющих полков, только идущей на сикурсование генерал-майор Берг с бригадиром Дерфелтом, а при них полк первой дивизии второй линии Сибирской и батальон Низовской поставлены против неприятельской колонны, которую они из единорогов и гаубиц, а стоящие на пригорке аустрийские полки пушками с батареи врознь разбили и разсеяли; потом подведено генерал-порутчиком Вилбоэм из авангардного корпуса Воронежской и Нарвской полки, а за ним вдруг генерал-майором Берхом второй Московской и Казанской полки, да одна рота Низовского полку, из которых вторым Московским оной генерал-майор неприятеля во фланг атаковал и, соединясь с генерал-порутчиком Вильбоэм, уже ретироватца начавшего неприятеля из ратранжамента выбили даже до лощины, где по королевскому повелению подполковник лейб-кирасирского полку фон Бидерье с двумя эскадронами на Московской и Нарвской полки наступил, только Чугуевским казацким полком разбит, а подполковник ранен и в полон взят. После чего генерал-фельдмаршал лейтенант Лаудон с своею и с нашею кавалериею и бригадир Стоянов с Сербским гусарским полком с левой, а генерал-майор граф Тотлебен с легкими войсками с правой стороны неприятеля преследовать стали.
Неприятель продолжал свои атаки с равным стремлением 7 часов и предпринимал семь атак, кои все происходили колоннами, только сильным огнем нашим и мужественным супротнвлением далее места занять [и] никакого успеха получить не мог и напоследок потерянием до 200 пушек с принадлежащими ко оным припасами, многова числа пленных и раненых бегом спасался, и был принужден бежать всю ночь к Кистрину. И тако одержана по продолжении 7 часов неумолкаемой баталии победоносным оружием ее императорского величества совершенная победа.
http://syw-cwg.narod.ru/Kun_Rel.html
Saturday, January 28th, 2012
3:03 pm
[redshon]
About LiveJournal.com